En

Из жизни книг

Международный фестиваль-школа современного искусства «Территория» представил “Вымыслы” Адомаса Юшка

«Вымыслы» – это попытка рассказать театральным языком почти абстрактно-живописные словесные картины  из произведений Хорхе Луиса Борхеса.   Многослойность и герметизм, лаконичность, под которой скрываются почти бездонные глубины аргентинского писателя, трудновато перекладываются на грубоватый для них язык театра и требуют, скорее, кинематографического, визуального выражения. Однако все же поддаются объяснению  через метафоры.

Повествование начинается с «Книги песка» — рассказа-притчи, в которой  Борхес изложил свои размышления о времени и пространстве.

Режиссер Адомас  Юшка выстраивает на сцене лаконичное пространство, где есть стены и пол, но до поры до времени не предполагается  потолка,  и над главным героем – alter ego самого писателя (его играет Арунас Сакалаускас) распахнуто одно лишь безграничное, хоть и темное,  небо.  Из-за таинственной двери появится первый тяжелый книжный том, потом стопка книг, в углу их окажется целый ящик.

Первая треть спектакля   отсылает к одному из нынешних героев кино и литературы  – мистеру Норрелу из фильма по книге Сюзанны Кларк «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл».  Маленькому  человечку,  больше всего на свете влюбленному в книги.

Книги в спектакле и объект и субъект – они оживают и говорят разными голосами, вырванные из них листы разлетаются трепетными белоснежными бабочками. Их будут в буквальном смысле выжимать, добираясь  до смыслов.  Появится троица в черном – горстка интеллектуалов, внушающих другим свои взгляды. На белой простыне рассыпятся литеры – за них начнется драка, победа будет переходить от одного к другому, и каждый новый лидер будет раскладывать их, как считает нужным.

Метафоричность Борхеса идеально совпадает с  таким же языком ученика  великого Эймунтаса Някрошюса, и все вместе превращается в запредельное пространство, где все соединено в одно и одно вмешает в себя все. Ведь и сам Борхес определял вечность как «совокупность всех времен».

Затем режиссер переходит к рассказам из сборника «Вымыслы»  (собственно, он и дал название спектаклю). И здесь  разговор уже идет о проблемах смыслов, границ человеческого восприятия и готовности их расширять.

Пустое пространство постепенно заполняется запахом книжной пыли, обилие слов создает духоту, интеллектуалы становятся все настойчивее.  Воздух густеет, и над героем начинает угадываться потолок.  Жизнь  властно ограничивает полет фантазии и все чаще сталкивает героя со скучной реальностью.  И тут начинается некоторая проблема спектакля.

Адомас Юшка оказался очень прилежным учеником и старательно повторил приемы и паузы своего учителя на сцене. Но наполнить их все содержанием не получилось, и спектакль стал напоминать набор этюдов на заданную тему, где вместо содержательной медитации появилось псевдоглубокомысленное молчание ни о чем.

Медленная история визионера, видящего за каждым словом объемную и полноценную историю,  начала превращаться в  затянутую игру в стиле «прием ради приема». Кульминационной сценой становится рассуждение о вере и религии, и тут происходит окончательный обвал.  Метафора сломалась  о сам текст Борхеса: абсолютная вера опасна и вредна  в силу словесной природы всех священных текстов, так как допускает самые разные и, подчас совершенно противоположные, значения.   Писатель  ставит под сомнение текст, режиссер работает с текстом – происходит коллапс и взаимоуничтожение.  Наверное, поэтому в последней трети спектакля повествование  о слове и понимании превращается в запутанное высказывание, когда мысль-то  уже понятна, но автор все никак не может выпутаться из обилия  тех самых слов.

29 Октября 2019

Источник:

Музыкальные сезоны