En

На фестивале «Территория» показали спектакль на запретные темы насилия и смерти

Бельгийские подростки сыграли жертв педофила у невъездного Мило Рау

Полуторачасовой спектакль «Пять легких пьес» в постановке Мило Рау сыграли подростки. Эту совместную работу Бельгийского культурного центра CAMPO и «Международного института политического убийства» из Швейцарии показали в Москве на фестивале «Территория».

Швейцарский режиссер и драматург Мило Рау — руководитель бельгийского Национального театра Гента, основатель «Международного института политического убийства» в Цюрихе. Он и поставил спектакль по собственной пьесе, основанной на реальных событиях. Для этого привлек подростков, с которыми постоянно работает культурный центр CAMPO. С их помощью Мило Рау рассказал о педофиле Марке Дютру, которому теперь 62 года и который отбывает пожизненный срок.

Первые годы жизни будущий маньяк провел в Африке, в Бурунди (в спектакле упоминается Конго). Его родители-педагоги находились там с гуманитарной миссией, спасая обездоленных детей. Что произошло с Марком? Как электромонтер превратился в серийного убийцу, начал похищать, насиловать и пытать девочек, младшей из которых было восемь лет?

Он снимал злодеяния на камеру в собственной видеостудии и домашней пыточной камере. В порнофильмах с участием малолетних Дютру был главным героем, изощренно мучил и убивал. А помогала ему жена. Полиция попустительствовала. Маньяка-кинематографиста несколько раз арестовывали и освобождали. В итоге трупы малолетних жертв нашли в земле у дома преступника. Было изъято более 10 тысяч кассет, где запечатлены все зверства Дютру. Его приговорили к пожизненному заключению. Рядовые бельгийцы требовали проведения референдума на предмет возвращения смертной казни.

В спектакле Мило Рау взрослые артисты разыгрывают сцены, которые мы видим на экране. На сцене — семеро их юных коллег. Они перевоплощаются в жертв маньяка и рассказывают о том, что он с ними делал. На лице одного из юных актеров нарисованы морщины, и он напоминает старика. Это отец садиста. Кто-то из ребят выступает от имени родителей убитой девочки. Рискованный ход — дать детям возможность примерить на себя одежды убиенных. Им самим по 15 лет, а самой юной актрисе — 11. При этом спектакль имеет возрастное ограничение 18+. То есть другим детям смотреть его нельзя, а тем, кто на сцене, играть позволено.

Они умные и пытливые. В разговоре с единственным взрослым собеседником, присутствующим на сцене, отвечают на недетские вопросы о насилии и смерти. Дети признаются в том, что убивали насекомых. Они фантазируют о том, каким видят свой уход. Многие взрослые боятся в руки дать своим детям даже книги о смерти, предназначенные для этой возрастной категории. А тут такой откровенный разговор на запрещенные темы. Одна из девочек родом из Шри-Ланки. У нее приемные бельгийские родители. Все хорошо, но она мечтает, став взрослой, найти свою биологическую мать.

Мило Рау — бесстрашный режиссер, и у него нет цели эпатировать. Год назад в Санкт-Петербурге ему должны были вручить самую престижную Европейскую театральную премию в номинации «Театральная реальность». Но в Россию Рау не пустили, визу не дали. Все дело в том, что после спектакля «Московские процессы», поставленного им в Центре Сахарова и закончившегося угрозами со стороны активистов, режиссер попал в черный список. «МК» рассказывал о спектакле «Ленин» в постановке Рау в берлинском театре «Шаубюне», где вождя мирового пролетариата сыграла швейцарская актриса Урсина Ларди, снимавшаяся в «Белой ленте» Ханеке, «Номере 44» Эспинозы о сталинских репрессиях, который запретили к показу в России.

Когда-то Мило Рау мечтал работать в кино, но финансирования не нашел и начал ставить в театре, где почти всегда прибегает к языку кино. Он приверженец документального и политического направления. Однажды он побывал на фестивале «Территория» со спектаклем «Сострадание. История одного оружия». Рау собирал материал для спектакля о мигрантах и ради этого съездил в Конго, которое теперь упоминается в «Пяти легких пьесах».





16 Октября 2019

Источник:

Московский комсомолец