En

Пять нелегких пьес

Международный фестиваль-школа современного искусства «Территория» показал «Пять легких пьес»

«Пять легких пьес» швейцарского режиссера провокатора Мило Рау – для России  зрелище на грани. В спектакле на взрослую тему участвуют подростки. Дети  – тема опасная, а еще и сам спектакль об одном из самых громких дел в современной истории  Бельгии – маньяка и педофила Марка Дютру.

На сцене нет страстей в клочья, долгих рассуждений и попыток натянуть на все мораль. Есть свободные, умные, тонкие подростки, которые  очень обаятельно и легко выполняют этюды: разыгрывают короткие сценки. Произносят монологи на камеру, пробуют даже сложный грим, но  практически сразу он превращается из милого эскиза на тему «а как у них» в жесткий ответ «а как у всех».

Постановка двухэтажная  – внизу на сцене подростки проходят кастинг, а наверху, на экране, транслируются  их лица крупным планом на экране, перемежающиеся съемками профессиональных актеров.

Короткие сценки охватывают всю историю Бельгии – от провозглашения независимости Конго до массового «Белого марша», спровоцированного делом Дютру. Внизу дети точь-в-точь повторяют позы, слова и жесты взрослых.  И вот тут-то в  зале заканчивается радостный смех умиления, и начинаются поерзывание и неловкость. Когда ребенок повторяет грубое слово или совершает действие,  подсмотренное у взрослого –  это временное неудобство, короткий эпизод. Можно немного постыдиться и как-то замять. Когда ребенок повторяет жесты и слова, определившие историю и сделавшие мир таким, каков он сейчас – это уже  не просто неловкость.  И уже больше, чем стыд. Довольно быстро история  теряет признаки времени и конкретной страны. Зеркальное отражение жизни старших в  детской вариации превращается  в рассматривание зрителей через оптический прицел. Те, кто смотрит – моложе и безжалостнее. Их действия лишены взрослого расчета и соображений политики и морали. И оттого в них отчетливо видна истинная подоплека – страх, жестокость,  ненависть к ближнему.   Норвежский драматург написал, что юность – это возмездие. Шведская активистка крикнула в лицо миру взрослых о том, что они лишают ее ровесников детства. Швейцарский режиссер телами и голосами  детей рассказал о  бельгийском педофиле и маньяке,  принадлежащем тому самому миру взрослых.

Насколько позволительно детям участвовать в  жизни взрослых.  Что им стоит видеть, а что нет? И что мы сами позволяем им видеть и насколько втягиваем  их в свою жизнь?  И почему в последнее время именно дети и подростки  все больше и больше вовлечены  в дела политики и экологии, становятся жертвами насилия или начинают производить это насилие сами? Гадкие вопросы. Нужные вопросы. Хорошие вопросы.

Спектакль предельно аскетичен. Приемы не меняются,  не меняется даже интонация. На протяжении всего действа она звучит  ровно и негромко.  Фоном звучит нежная музыка рахманиновских «Пяти легких пьес».  Великий композитор написал их для упражнения собственным детям.  Немного грустная и нежная музыка   – диссонанс с происходящим.  Дети на сцене играют историю о детоубийце, маньяке и педофиле.  Все это они делают «на глазах у взрослых».  На глазах тех, кто использует их в своих интересах, прикрывается ими и шантажирует их.

«Если лицо совершенно меняется от того, сверху ли или снизу его осветить, – чего же стоит лицо? И чего все вообще тогда стоит?» – Уильям Голдинг. «Повелитель мух»



16 Октября 2019

Источник:

Музыкальные сезоны