En

Йоко Оно: «Да, мечтать, небо»

Йоко Оно накануне открытия своей выставки в Московском музее современного искусства в рамках фестиваля «Территория» дала только одно интервью. Японская авангардистка рассказала нам, какие три понятия определяют ее как художника

На выставке «Небо всегда ясное» представлены ваши работы из 1960-х, ставшие классикой. Насколько вы изменились с тех времен и что самое главное изменилось в вашем искусстве?

У меня нет ощущения, что оно достаточно сильно изменилось, но вещам ведь свойственно меняться, это как смена времен года, и в этом нет ничего плохого.

Как вы смотрите на мир искусства наших дней? Следите ли за ним? Есть ли какие-то особо интересные для вас художники?

Все эти ребята делают потрясающие вещи. Они — будущее, и я сама тоже собираюсь быть частью будущего. 

Ваша практика создания произведений, требующих активных действий зрителя, так и не стала распространенной в современном искусстве, хотя в целом в работе культурных институций практики участия сейчас играют очень важную роль. Что вы думаете об этой ситуации и в целом о том, как меняется роль зрителя в искусстве и в целом в культуре?

На мой взгляд, это замечательно, и я, наверное, буду делать больше таких вещей. И другие люди тоже будут делать такие работы, их будут делать все больше и больше.

Как на вас повлияло общение с Анной и Варварой Бубновыми, если повлияло? (Варвара Бубнова (1886–1983) — русская художница, преподававшая в Японии, ее сестра Анна по мужу приходится тетей Йоко Оно. — TANR.)

Когда я сейчас думаю об Анне Бубновой, я по-прежнему думаю прежде всего о ее энергичности. Нам всем не помешала бы такая энергия. Она просто была собой. И мой дядя, влюбившийся в нее, тоже был таким. Они с дядей все время думали о будущем.

Много говорилось о философии дзен в вашем искусстве, и о музыке, и о влиянии концептуализма... Можно ли попросить вас выделить три ключевых компонента (или ингредиента), которые определяют вас как художника?

Да, мечтать, небо.

Вы много говорите о мире. Но что это такое? Можете ли вы сказать, что вы живете «в мире»? Или, может быть, вспомнить время, когда вы не жили в мире, и описать момент, когда это изменилось? Каков ваш личный путь к его обретению?

Нет, я не живу в мире, но я изо всех сил стараюсь.


В Московском музее современного искусства 15 октября открывается выставка Йоко Оно «Небо всегда ясное», осуществленная в рамках XIV Международной школы-фестиваля современного искусства «Территория». Куратором выступил Гуннар Б. Кваран, директор Музея Аструпа — Фернли в Осло.

Йоко Оно долго оставалась в тени мужа, ее собственная карьера была прервана на взлете на много лет, хотя к моменту встречи с Ленноном она была уже знаменитой художницей. Знакомство Йоко и Джона состоялось на предварительном показе ее выставки и, как кажется постфактум, стало частью ее арт-проекта. Искусство Йоко Оно с самого начала предполагало непосредственное участие зрителя, и Джон оказался ее идеальным зрителем и соавтором на долгие годы. Леннон съел кусок яблока, стоявшего на постаменте, — именно так предполагалось обращаться с этим арт-объектом. Потом взобрался по лестнице из инсталляции «Картина на потолке», увидел сквозь лупу слово «да», и именно это «да» подвигло его познакомиться с Йоко поближе. Под конец Джон пожелал забить гвоздь в предназначенный для этого холст, но, так как вернисаж должен был пройти только на следующий день, Йоко попросила за этот «нежелательный жест» пять шиллингов. Джон вышел из положения с блеском, подыграв ей по ее правилам: пообещал художнице дать воображаемую плату и забил воображаемый гвоздь.

Сегодня нет сомнений в том, что Йоко Оно стояла у истоков концептуализма, хеппенинга и эстетики взаимодействия, но признание ее заслуг пришло спустя много лет. Молодая авангардистка в 1950–­1960-е годы влилась в нестройные ряды группы Fluxus, хотя сама она утверждает, что именно благодаря ей и появилось это легендарное объединение. Работы Йоко были эфемерны и поэтичны, а самой известной ее серией стали «Инструкции» — художественные «партитуры», где зритель должен был стать полноправным участником. Иногда это были только тексты с указанием действий, иногда объекты, с которыми публика могла взаимодействовать. «Инструкции» в центре выставки и в Москве.

Зрителям здесь тоже предлагается стать соучастниками Йоко Оно. Многие из ее работ не потеряли актуальности, а кое-что было создано не так давно. Художница дает посетителям право указать на карте место, куда должен прийти мир, в работе «Карта воображаемого мира». В «Игре на доверии» можно поиграть в шахматы, где только белые фигуры, так что никто не окажется в проигрыше. В «Картине, сделанной, чтобы добавить цвет» нужно дорисовать часть композиции, начатой Оно. Здесь же показывают перформансы, уже ставшие легендами. Московским зрителями будет также предложена уникальная возможность «стать как Джон» и, взобравшись на лестницу, ведущую под потолок, сказать Йоко Оно «да». 

Московский музей современного искусства
Йоко Оно. Небо всегда ясное 
15 октября – 24 ноября

10 Октября 2019

Источник:

The Art Newspaper Russia