Медиа

Открывшийся вчера Международный фестиваль современного искусства «Территория» в этом году проходит в десятый раз. А всякий юбилей – это повод подвести итоги, будем надеяться, что не окончательные.

Если оглянуться на 10 лет назад, выяснится, что в то вроде бы недалекое время мы только открывали для себя имена и явления, что сегодня у всех на слуху. И открывали, надо сказать, со скрипом: публика уходила пачками со спектаклей Франка Касторфа и Андрея Жолдака, от театра «новой жестокости» Кастеллуччи шарахалась, как от чумы, а слово site specific было знакомо лишь специалистам. И это в Москве, что уж говорить о провинции, где не только обычные зрители, но и молодые профессионалы, выпускники и студенты театральных вузов,  были лишены возможности узнать хоть что-то о современном театре, шагнувшем далеко вперед.

Собственно, вот с этого желания познакомить молодых людей из регионов с актуальным искусством, снять с их глаз насаждаемые в вузах шоры «классического театра» и расширить границы сознания и началась «Территория». Эта мысль пришла к Евгению Миронову, Кириллу Серебренникову и театральному критику Роману Должанскому, которые до этого занимались Акцией по поддержке театральных инициатив в провинции. Они, а также Теодор Курентзис, Чулпан Хаматова, профессор Андрей Ураев и галерист Василий Церетели стали арт-директорами фестиваля.

СФУМАТО
Учиться, учиться и учиться

От других международных смотров, поставляющих к нам современный европейский театр, «Территория» отличается прежде всего тем, что это фестиваль-школа, куда съезжаются студенты из разных городов России и ближнего зарубежья. Счастливчики не только смотрят спектакли ведущих европейских мастеров, но и участвуют в их мастер-классах. Где еще студенту из условного Норильска или Саратова выпадет шанс поработать с Томасом Остермайером, Декланом Доннелланом или Давидом Бобе? Этот шанс стремится к нулю. Конечно, научить чему-то за один мастер-класс невозможно. Но можно поселить в неокрепшие души понимание, что театр может быть разным и не обязательно осененным системой Станиславского.

Кроме того, «Территория» всегда стремилась к мультижанровости. Российский театр по традиции герметичен и глух к тому, что происходит в других видах искусства. Хотя сегодня все самое интересное происходит на стыках границ – драмы и contemporary dance, видео и перформанса, академической музыки и современного арта... И фестиваль всегда знакомил зрителей именно с таким «неформатным» искусством, а часто заходил на соседние территории – устраивал кинопоказы, концерты и поэтические чтения.   

КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО
Как это было

Само название «Территория» придумал Кирилл Серебренников. Это должна была быть территория свободы, территория поиска и эксперимента, территория без границ как между жанрами, так и между странами и культурами. «Время тогда, в 2006 году, было свободное, Россия стремилась стать частью мирового культурного ландшафта, - вспоминает режиссер. Идея фестиваля совпала с интересами государства. Все понимали, что современное искусство не разрушает, а наоборот, делает людей свободными, формирует креативное сознание. Люди, которые свободно мыслят, умеют изобретать, настроены на созидание».

Не все было гладко, первая же «Территория»  началась со скандала – спектакля известного венгерского провокатора Арпада Шиллинга, где по сцене расхаживали голые люди и использовалась ненормативная лексика. Приехавшие на фестиваль со своими студентами педагоги чуть не падали в обморок и грозились увезти детей подальше от этого разврата. Больших трудов стоило донести до них, что никто не призывает слепо следовать радикализму Шиллинга, но знать современный контекст молодому специалисту необходимо.

УДЕРЖИВАЯ ВРЕМЯ / TENIR LE TEMPS
А что сейчас?

Сейчас скандалов на «Территории» уже почти нет, – признаются организаторы. У зрителей и студентов сложилась иная степень открытости восприятия. И смелые опыты Алана Плателя или группы «Римини протокол» вызывают уже не враждебное неприятие, а содержательные дискуссии. Арт-директора «Территории» рассказывают, что вокруг фестиваля уже сложилось свое сообщество. Многие приезжают каждый год, теперь уже как вольнослушатели. Кто-то возвращается домой с новыми идеями и на этой волне начинает делать что-то свое, задумывать проекты, открывать студии, собирать фестивали...

То есть зерно, зароненное фестивалем, дало свои всходы. Только нужны ли они кому-то сегодня? Времена изменились, и рассуждения о свободе творчества скорее пугают, чем вдохновляют чиновников и политиков, от которых, увы, по прежнему зависят все культурные инициативы. Сегодня финансирование у «Территории» уменьшилось вдвое, она уже не может себе позволить эффектных одноразовых акций вроде современных опер в подвале «Винзавода». Да и географическая экспансия не пошла дальше Перми времен культурной революции, где фестиваль гостил в 2009 году, и разовых вылазок в Сочи и Казань.

ФРАГМЕНТ БЕСКОНЕЧНОСТИ / UNE FRACTION D’INFINI
ФРАГМЕНТ БЕСКОНЕЧНОСТИ / UNE FRACTION D’INFINI
Вопреки обстоятельствам

В этом году фестиваль вообще был на грани срыва: у банка, где хранились выделенные Минкультом средства, отозвали лицензию. Выручили спонсоры, Альфа-банк и фонд Михаила Прохорова. Но один из заявленных спектаклей – «Элементарные частицы» Семена Александровского из новосибирского театра «Старый дом» – привезти все же не удалось. Так что столицу Сибири на фестивале будет представлять театр «Красный факел» с весьма неожиданным прочтением «Трех сестер» от Тимофея Кулябина – в спектакле не прозвучит ни слова, пьесу Чехова тут исполняют на жестовом языке глухонемых.

Также в рамках фестиваля состоятся две московские премьеры – в Гоголь-центре сыграют новый спектакль Серебренникова «Кому на Руси жить хорошо?», а в Электротеатре – первую российскую постановку знаменитого швейцарского режиссера Хайнера Гёббельса «Макс Блэк или 62 способа подпереть голову рукой». Здесь хоть и присутствует текст в виде дневниковых записей выдающихся ученых и философов, – звук, свет и пиротехнические эффекты в этом спектакле играют не меньшую роль.

ПРЕВРАЩАЕМЫЕ / MORPHED

О внушительной танцевальной программе смотра мы уже писали. А открылся фестиваль совместным проектом «Территории» и Московской биеннале современного искусства – выставкой французского художника Лорана Перно, которая станет пространством для хореографического перформанса Анны Абалихиной. И это, пожалуй, та самая точка пересечения искусств, которую можно принять за координаты современной «Территории» и идти от нее дальше.   

«Территория» без санкций

30 Сентября 2015

Источник:

Театрал, Марина Шимадина