En

Большой театр одобрил клонирование

Вчера Большой театр России распространил бюллетень об официальной приемке заказанной им композитору Леониду Десятникову и писателю Владимиру Сорокину современной оперы. Принципиальное — в пику стандартному репертуару Большого — событие комментирует ЕЛЕНА ЧЕРЕМНЫХ. 

В бюллетене следующее: «Леонид Десятников и Владимир Сорокин представили в Большом театре материал первого акта заказанной им оперы. Материал произвел незабываемое впечатление. Леонид Десятников планирует завершить клавир в сентябре 2003 года, а закончить партитуру в 2004-м. Премьера новой оперы намечена на сезон 2004-2005». Это первый в своем роде документ, доказывающий реальность намерения Большого театра сдвинуть с мертвой точки ситуацию современного оперного заказа. Подобного рода прецедентов в нынешней России пока только два, и между ними огромная разница.

Первый случай — опера Владимира Мартынова «Новая жизнь» (заказ Мариинского театра), постольку первый, поскольку с его концертной версией Москва уже ознакомилась на недавнем Пасхальном фестивале Валерия Гергиева (см. Ъ от 08.05.03). Номинально же «Новая жизнь» стартовала практически вровень с современным проектом Большого. Что понятно: продюсером обоих предприятий выступил Эдуард Бояков. Лидерство Мариинки в современном оперном вопросе условно. Пойдет или не пойдет в Мариинке «Новая жизнь» — вопрос, на который пока нет ответа.

В Большом же выращивание оперного проекта Десятникова-Сорокина сопровождается выдачей официальных метрик вроде заключенного в прошлом сезоне контракта на сочинение оперы и нынешнего бюллетеня, означающего, что оперу не только приняли, но и что она будет поставлена. Не признать достоинств такой постановки дела было бы попросту несовременно. Но поначалу и Большой осторожничал. Контракт с авторским тандемом Десятников-Сорокин заключался таким образом, что за Большим оставалось право «да» или «нет», если по каким-то причинам от этого замысла понадобится отвернуться.

Такая опасность просматривалось год назад, когда инициированные движением «Идущие вместе» антисорокинские экзекуции увенчались сожжением книг писателя прямо перед Большим театром. Руководство Большого, дрогнув, отшутилось тогда: мол, под такую рекламу надо уже печатать и продавать билеты на оперу. Но театр ждал, когда оппоненты сорокинской музы поутихнут. Неофициальные подробности предварительного маркетинга оперы, к слову, тоже выдают сомнения, если не неверие, в целесообразности проекта. По сведениям Ъ, либретто Владимира Сорокина посылалось режиссеру Бобу Уилсону на предмет его согласия ставить оперу Десятникова-Сорокина. К счастью, театральный мэтр разобрался, что материал все ж не его, и отказался от лестного к себе внимания Большого.

Теперь детали эти в прошлом. Из бюллетеня следует, что Большой находится под искренним впечатлением от музыки Леонида Десятникова. Вместе с нею принят и щекотливый в столь статусном заведении сорокинский сюжет: история доктора Розенталя и его пяти детей-клонов, которые, действуя под именами великих композиторов — Верди, Вагнера, Чайковского, Мусоргского и Моцарта, призваны возобновить утраченные со времен «Мертвых душ» Родиона Щедрина отношения Большого театра и современной русской оперы.

22 Мая 2003

Источник:

Коммерсант