En

Горе от ума

Дмитрий Бертман создал дилогию опер на сюжет Бомарше: первая часть истории — опера «Севильский цирюльник» Россини закрывала прошлый сезон «Геликон-оперы», новый открылся премьерой моцартовской «Свадьбой Фигаро».

На манеже все те же, но только чуть-чуть, а кое-кто — например, доктор Бартоло — и изрядно, потертые. Двенадцать лет спустя граф заметно постарел, а графиня из молодой кокетки превратилась в непричесанную даму, страдающую, к тому же, ревматизмом. И только Фигаро время нипочем, он все так же шустр и ловок, и он женится! Причем на молоденькой сексапильной служанке (а лет ему, кстати, немногим меньше, чем графу). Как и было обещано в пресс-релизе, «фишка» этой постановки в том, что замок графа выставлен на продажу. Да, на маленьком игрушечном замке, построенном художниками Татьяной Тулубьевой и Игорем Нежным, висит табличка Sale. К началу второго акта, правда, этот замок, подожженный Альмавивой вместе с надоевшими ему остальными обитателями поместья, превращается в развалины. Честно говоря, наблюдая, как герои постановки снуют туда-сюда, пытаясь пролезть в небольшую дверь, пугаешься, что замок мог рухнуть и без пожара. Но чудесным образом он, прямо как птица Феникс, к концу оперы восстал из пепла. И был, кстати, куплен Фигаро в качестве свадебного подарка для Сюзанны. Граф и Графиня, подхватив колченогое кресло, неспешно удаляются. Немая сцена. Особенно если вспомнить, что на протяжении всей оперы то Альмавива, то его обманутая супруга суют Фигаро долларовые купюры. Значит, на их же денежки слуга у них замок и выкупил. Актуально и современно, ничего не скажешь. Про жизнь постановка.

Сообщим при этом, что покупка, факт которой стал единственным событием этого спектакля, осуществляется с последними тактами музыки. Предыдущие четыре с лишним часа передвижения исполнителей по сцене не вызывают никаких эмоций. По крайней мере, уловить в них что-то осмысленное не представляется возможным. Ну не считать же за режиссерскую находку Керубино, наряженного в ползунки и втолкнутого в коляску. В сцене переодевания «младенец», кстати, облачается в беленькие кружевные чулочки и демонстрирует движения начинающей стриптизерши. Значит ли это, что режиссер порицает нравы современной молодежи, которая как только выплюнет соску, сразу тянется к чему-то более, там сказать, земному?

И как хотелось бы написать: пусть режиссер выдохся и блуждает во тьмах, как его герои во время финального дуэта (сцена, где все сначала запутались, а потом потихоньку разобрались по парам, происходит в центре зрительного зала, без дополнительного освещения), но зрители хотя бы насладились чудесной музыкой Моцарта в замечательном исполнении солистов и оркестра «Геликон-оперы». Нет. И этого, к сожалению, не случилось — в театре, сильная труппа которого в свое время конкурировала даже с Большим. Обозревателю НГ выпало несчастье слушать второй состав, где не было примы театра Натальи Загоринской, но одна единственная певица способна украсить, но не вытянуть весь спектакль.

1 Октября 2007

Источник:

Независимая газета