En

Группа «Синтез». «Закрой мне глаза» Анны Абалихиной и Ильи Кухаренко в Перми

Detailed_picture© Антон Завьялов


18 и 19 февраля в Перми в пространстве частной филармонии «Триумф» состоятся показы нового спектакля «Закрой мне глаза», поставленного хореографом Анной Абалихиной и драматургом Ильей Кухаренко при участии вокалистов Пермского театра оперы и балета и приглашенных перформеров. О том, как в этом перформансе ломаются границы и объединяются жанры, рассказывает Лейла Гучмазова.

«Закрой мне глаза» родился на свет от троих родителей: спектакль был зачат международным фестивалем-школой «Территория», Пермской оперой и компанией «СИБУР», став итогом «Арт-лаборатории» — масштабной образовательной инициативы, предыдущие этапы которой были реализованы в Тобольске и Воронеже. Пермский проект не случайно проходил под амбициозным девизом «Театр оперы как балета» — город, где ставили Роберт Уилсон и Ромео Кастеллуччи, не только в России, но и в мире устойчиво воспринимается лабораторией нового музыкального театра. Где, как не в Перми, стоило затевать междисциплинарную лабораторию, в которой в полном соответствии с мировыми трендами оперным певцам предлагалось освоить пластический язык contemporary dance, а современным перформерам — найти себя в европейской камерной вокальной музыке. Однако идей в этом действе сошлось куда больше: оригинальный и тщательно продуманный микс разнородных ингредиентов порождает в «Закрой мне глаза» совершенно новые смыслы — и театральные, и музыкальные.

В этом аскетичном камерном представлении куда больше жизни, чем в иных премьерах, выпускаемых репертуарными монстрами.

Спектакль играют в частной филармонии «Триумф» — пространстве с хорошей, как во всяком пустом небольшом зале, акустикой. У авторов и участников — никакой уверенности в собственной правоте, этого невыносимого «плавали — знаем»: премьерные показы прошли внешне сдержанно, по-хорошему нервно, с настойчивым акцентом на слове «эксперимент». Как оказалось, в этом аскетичном камерном представлении куда больше жизни, чем в иных премьерах, выпускаемых репертуарными монстрами в старинных многоярусных театрах.


© Антон Завьялов


«Закрой мне глаза» — спектакль на одиннадцать артистов: квартет оперных звезд труппы Теодора Курентзиса с прекрасной пианисткой Кристиной Басюл и шесть танцовщиков, набранных на открытом кастинге, вместе смотрятся так, будто смешали масло и воду, — по крайней мере, так кажется на первый взгляд, в самом начале спектакля. Все-таки оперные певцы, как бы ни старалась современная режиссура, нечасто демонстрируют свободу движения. Редкие исключения из этого правила — Нина Минасян, поющая на качелях-жердочке под софитами Большого театра, да висящая вниз головой на веревочной лестнице в Парижской опере Натали Дессей. Немудрено, что в самом начале репетиций Анна Абалихина столкнулась с неизбежным недоверием со стороны певцов. Разумеется, никто не ставил задач «тянуть носки» и «держать спину»: Абалихина не испорчена «единственно верным» пониманием культуры сцендвижения в канонах академического балета.


© Антон Завьялов


И чудо все-таки произошло — ближе к финалу спектакля редкие зрители могли однозначно сказать, кто из десятерых перформеров певец, а кто танцовщик: все они одеты в черную униформу, все босы и простоволосы, все корчатся от тоски — и, не найдя точки опоры, в какой-то момент падают на пол. Солисты Пермской оперы Наталья Буклага, Наталья Кириллова, Константин Сучков, солист хора MusicAeterna Сергей Годин и пришедшие буквально «с улицы» перформеры сумели стать цельной командой, воплотив мечту о Gesamtkunstwerk, синтезе искусств.


© Антон Завьялов

Хореограф Анна Абалихина и драматург Илья Кухаренко взяли за основу спектакля хрестоматийную романтическую форму «венка песен». «Закрой мне глаза» — это прихотливый сборник романсов на французском, арамейском и немецком в диапазоне от Шуберта и Малера до Берга, Пуленка и Дюпарка, инкрустированных электроникой Алексея Наджарова (саунд-дизайн редко когда в музыкальных спектаклях бывает так уместен и деликатен): здесь есть место и нежным теноровым вздохам о том, как «в моем сердце поселилась тоска» («Tristesse»Габриэля Форе), и трагической поминальной молитве («Кадиш» Равеля). Оригинальный текст и русский перевод в каждом из номеров проецируются на кирпичную стену: «Любовь выбирает странствие — так Бог ее создал», — обращается певец к возлюбленной, от которой его отделяют восемь брошенных в ряд на полу тел. Абалихина начинает с того, что осторожно инсталлирует вокалистов в танцевальный текст, чтобы в конце концов растворить их в нем без остатка, — главным героем спектакля, ставшего заметным событием нынешнего театрального сезона, оказывается в итоге единое вокально-хореографическое тело, двигающееся единой черной лентой со множеством рук и стоп.


25 Января 2019

Источник:

Colta, Лейла Гучмазова