En

ЕЛЕНА МОРОЗОВА БЛЕСТЯЩЕ СЫГРАЛА В СПЕКТАКЛЕ «ПРО МОЮ МАМУ И МЕНЯ» [Пьеса Елены Исаевой в ТЕАТР. DOC]

Театр.doc, спектакль «Про мою маму и меня» — пьеса и постановка Елены Исаевой, в ролях Елена Морозова и Диана Рахимова. Центр, подвал: несколько ступеней вниз, обшарпанные стены и жесткие стулья; речь в спектакле идет о… О чем здесь идет речь, так сразу и не скажешь.

Есть дочь, есть мать, у матери имеется прошлое, дочь общается с одноклассниками и учится писать сочинения. Прошлое воскресает, одноклассники достают. Звучащий со сцены текст кажется очень аморфным. Но идти на спектакль про маму надо из-за актрис. И Дианы Рахимовой (мама), и - в первую очередь! — играющей дочку Елены Морозовой.

Звезда Елены Морозовой, одной из самых известных московских театральных актрис среднего поколения, взошла в спектаклях Владимира Мирзоева. Потом ее много хвалили за главную роль — Марлен Дитрих в спектакле «Прощай, Мадлен, здравствуй!». В кино она сыграла одну запоминающуюся роль — роковой Марги в фильме Алексея Учителя «Дневник его жены».

Диана Рахимова работает хорошо и ровно: немолодая дама, слегка жеманясь, вспоминает былых поклонников и неловко заботится о личной жизни дочки. Чуть подсохшая, немного увядшая, милая интеллигентная женщина — актриса нашла типаж и дает его все полтора часа действия. А Морозова работает на постоянном преображении — минуту назад она была капризной маменькиной дочкой, а сейчас изображает состарившегося и осипшего маминого кавалера. Губки бантиком, быстрые глазки, щенячья непосредственность; сиплое «алло!» и (Морозова ухитряется показать это не вставая из-за стола) тяжелая походка и угловатая повадка опустившегося, больного мужика.

Театр странная штука: он перестал быть народным, а в элитарное искусство так и не превратился, трудно отделаться от ощущения, что подвластное сцене пространство сжимается, как шагреневая кожа. Но наслаждение от встречи с живым, сиюминутным, рождающимся на твоих глазах произведением остается неизменным. Но в данном случае речь идет об одном человеке.

Перед нами рыжая, крупная да к тому же беременная женщина, но ей удается обернуться и по-щенячьи назойливой, открывающей для себя мир девчонкой, и насквозь прокуренным, умирающим от рака пожилым дядей. А как она это делает, остается неясным.

Можно описать мимику, игру глаз, интонации, но дело, разумеется, не только в этом. Словосочетание «актерская энергетика» тоже ни о чем не говорит: артиста и зрителя соединяют внутренние токи, но они в каждом случае разные.

Здесь перед нами совершенно особый, подвижный, чуждый напряжению и статике мир — меняясь, актриса верит, что она становится другой. Игра оборачивается жизнью, и в этом нет ни грана фальши, ни одной неверно взятой ноты. «Про мою маму и меня» не особенно удачная постановка, но для того чтобы увидеть, какое волшебство бывает скрыто в настоящей театральной игре, стоит наведаться в Трехпрудный переулок.

25 Декабря 2003

Источник:

Известия