En

Лаборатория человекобытия

Андре Хеллер на вопрос, почему танцевальный спектакль Плателя был взят в культурную программу Кубка мира ФИФА, отвечает так:

«┘Нежный взгляд Плателя на грубое, грязное, изгнанное возвращает все эти явления в любовные объятия общества и снимает страх перед ними. Платель — это целитель, человек театра, способный любить — этой причины уже достаточно».

Родившийся в 1956 году бельгиец считается одним из важнейших современных режиссеров, и вместе со своим театром, основанным в 1985 году, он создал собственный язык, который связывает разные жанры — такие, как театр, танец, музыка и перформанс. При этом его путь в театр ни в коей мере не был спланирован заранее.

Платель: «Это случайность. Я по профессии педагог-дефектолог, и начинал работу в театре с небольших перформансов, которые делал со своими друзьями — это было 20 лет назад. Из этого получилось нечто большее — как-то само собой возникло из создавшейся ситуации. Это никак не входило в мои планы, и я до сих пор ошеломлен тем, что происходит».

Необычные и давно признанные постановки Плателя из раза в раз удивляли европейскую сцену — не в последнюю очередь потому, что свидетельствуют о внимательном социальном восприятии, которое переводит проблемы западного общества на язык театра. Его темы — социальный раскол, насилие, человеческие эмоции и отчуждение между культурами. На сцене он соединяет вместе те вещи, связь между которыми, на первый взгляд, совсем не очевидна.

Именно так в своем спектакле 1988 года «Что-то на мотив Баха», он связал акробатику, пиротехнику и вуду с кантатами Баха, а в своей недавней постановке «Волк» африканский танец с венской классикой.

“Staatsoper unter den Linden” показывает новую работу Плателя — его версию «Вечерни Пресвятой деве» Клаудио Монтеверди, премьера которой состоялась 16 февраля в Париже.

«В спектакле ничего не поменялось. Только место другое. Здесь заметно, что ты в настоящем оперном театре. На премьере я увидел, что спектакль готов. Так случилось впервые — как правило, спектакль сильно меняется в первую неделю жизни».

Главная тема спектакля — религия и экстаз. В этом спектакль глубоко отличен от прежних работ Плателя.

«Атмосфера поразительно иная, несмотря на то, что может быть и можно узнать мой особенный стиль. Впервые мы работаем исключительно с религиозной музыкой. Это определяет все. В других моих спектаклях всегда есть религиозные знаки, но здесь мы решили по-настоящему войти в эту тему, и поэтому все получилось по-новому, по-другому».

При этом Платель пытается сохранить подлинность художника и выяснить ее отношения с миром театрального искусства. Тема религиозного экстаза в качестве отправной точки кажется ему для этого правильной.

«Я думаю, это очень актуально. Сначала это заинтересовало меня лично, и я хотел узнать, поддержат ли меня танцовщики. Они отреагировали с огромным энтузиазмом — религия, мистика и экстаз на сцене их очень заинтересовали».

Платель обнаруживает, что между экстазом и психическим заболеванием есть всего тонкая грань. Поэтому танцовщики обратились к изучению психиатрического материала — в работе использовались и лекции, и книги, и фильмы на эту тему.

«Фильмы просто невероятные. Они были сделаны в 1914 году. Врач-психиатр заснял, как его пациенты просто ходят. Иногда можно увидеть очень преувеличенные движения, которые можно найти и в сегодняшнем танце — они, например, напоминают брейк-данс. Однако, это был феномен того времени. Абсолютное большинство — это пациенты с истерией. Мне кажется, что истерия и религиозный экстаз немногим отличаются друг от друга. И то, и другое — крайне выразительные средства».

Совместная работа Плателя и его танцовщиков строится на импровизациях, которые, сплетаясь друг с другом, создают ткань спектакля. Так возникают свойственные Плателю непосредственность и подлинность.

«Я не могу сочинять. Я не делаю ничего. Я хотел бы дать танцовщикам пространство для творчества и свободу. Это самая прекрасная форма работы. Танцовщики обнаруживают, что они могут гораздо больше, чем выучили — школы, через которые прошло большинство из них, были очень категоричными».

Личности и опыт танцовщиков оказывают огромное влияние на его спектакли. Для «Вечерни» он пригласил десять танцовщиков разного возраста и культурного опыта.

«Я люблю работать с людьми, у которых разный бекграунд. В реальности, они, конечно же, очень похожи, но они могут обмениваться тем, чему научились. Это интересно. Таким образом возникают совсем новые, невиданные движения и та странная смесь различных стилей, которая получается в результате — это то, что я лично очень люблю┘»

Музыка при этом служит отправной точкой — музыканты импровизируют не менее свободно — насколько это выдерживает вещь. Монтевердиевская «Вечерня Пресвятой деве» послужила источником вдохновения для десяти музыкантов, которые соединяют барокко, джаз и цыганскую музыку, выстраивают их в совершенно новый порядок. Одновременно с этим «Вечерня» натолкнула Плателя на новый поворот в его работе.

«Я обнаружил, что „Вечерня“ — ключевое произведение в истории духовной музыки. Впервые появились соло певцов. Личность в отношении к Богу стала важна. В противоположность этому, в своем спектакле я хотел рассказать о значении и важности группы, сообщества. В этом и заключается отличие этой работы от того, что я делал раньше. Там индивидуальность стояла на первом плане».

Такую тему как тоска человека по сообществу, которое его примет и защитит, он считает очень актуальной.

«Ты чувствуешь поддержку и защиту. Старые формы сообществ, такие как церковь или политические партии, были очень разнообразными. Теперь же все смазалось, слилось воедино. В Европе сейчас самый большой вопрос — это сможем ли мы, не опуская каждый свой флаг, стать гражданами мира? Останемся мы бельгийцами или немцами или все станем европейцами? Это свидетельствует о сильной потребности принадлежать чему-то».

Свои необычные попытки принести на сцену современную жизнь и глубины человеческого бытия Платель называет «Лабораторией человекобытия» — и при этом публику он хочет скорее тронуть, нежели шокировать. И это ему, надо сказать, все время удается.

1 Марта 2006

Источник:

Deutschlandradio