En

Чего-то нет, чего-то жаль┘

Кирилл Серебренников — не случайно один из самых востребованных режиссеров Москвы. У него есть чутье на выигрышные ходы и силы их осуществлять, а это совершенно необходимые качества для человека, который хочет быть на коне…

Вот некоторые слагаемые успеха, приемы или стратегии, которыми Серебренников пользуется постоянно. В его спектаклях обязательно заняты медийные звезды. В его спектаклях всегда есть несколько лихо придуманных провокативных ходов, о которых тут же начинают горячо спорить. Спектакли Серебренникова немного льстят публике, поскольку в них затронуты серьезные темы, поданные в легкой, удобоваримой театральной форме. При кажущейся элитарности постановки Серебренникова общедоступны. При этом Серебренников — режиссер, который уважает своих зрителей. Не ложится под них, а именно уважает. Ценит. Любит их удивлять. И зрители не могут не платить ему за это как минимум интересом к его спектаклям, то есть аншлагами.

Учитывая все это, его премьеру «Антония и Клеопатры» в «Современнике» с Чулпан Хаматовой и Сергеем Шакуровым в главных ролях ждали с нетерпением. Однако заявленный на конец прошлого сезона спектакль все отодвигался и отодвигался, что лишь подстегивало зрительский интерес. Премьеру сыграли в начале октября.

И тут случилось неожиданное. Спектакль — не выстрелил. 

Не выстрелила Хаматова в роли Клеопатры, которая могла бы стать для актрисы переходом на качественно иной уровень — переходом с ролей симпатичных барышень с характером на роли женщин, чувствующих глубоко, страстных, уже многое переживших. Словом, на роли женщин, у которых есть не только молодость, хорошенькие глазки и сложные жизненные обстоятельства, но - судьба. Не сложилось. Хаматова в этом спектакле, к сожалению, осталась в рамках своих старых наработок, приемов, зачастую штампов, которые в Клеопатре не просто не сработали, но чудовищно затормозили актрису и не дали ей сыграть так глубоко и по-настоящему, как она, безусловно, могла бы.

Назначение Сергея Шакурова на роль Антония казалось безупречным, между тем актер сыграл будто вполноги, так, что, казалось, он лишь «проходит» сцены, жалеет мощь своего таланта и профессионализма, или не знает, как их применить.

Режиссерские придумки, идеи, которых в этом спектакле море, тоже не выстреливают. Среди них есть замечательные, занятные (как идея пригласить контр-тенора, то есть дать живой звук на сцене, на роль евнуха при Клеопатре), есть грубые и лобовые (как идея сыграть второй акт в декорациях разрушенного школьного спортзала). Но все эти находки пропадают зря, потому что нет главного, на чем бы они собрались и «заиграли», — нет истории Антония и Клеопатры. Между тем понятно, что Серебренников ставил спектакль не про политику, а про людей, про любовь (иначе не перелопачивал бы пьесу именно так, создавая свою версию трагедии). Но отчего-то именно это и не получилось, и актеры играют так, что не веришь, не видишь, не чувствуешь, что эта женщина, Клеопатра-Хаматова, и этот мужчина, Антоний-Шакуров, любят друг друга. Из-за того, что история Двоих не сыграна, лишается смысла практически все. И режиссерские придумки, и порой даже сюжет.

В театральном деле есть странная, на первый взгляд, закономерность. Когда затевается проект, про который известно, что все его участники — это козырные карты, как в случае с шекспировским спектаклем Серебренникова, велик шанс, что история не получится. К сожалению, если что и сработало в истории под названием «Антоний & Клеопатра. Версия», так именно эта закономерность.

27 Октября 2006

Источник:

Театрал