En

Любовь вниз головой

Одним из самых ярких событий фестиваля «Территория-2007» стал спектакль “VSPRS”. Его показала бельгийская труппа Алана Плателя “Les ballets C. de la B.”, что означает «Современный балет Бельгии». Спектакль был поставлен в 2006 году и показан на Авиньонском фестивале, где имел громкий успех. Аббревиатура “VSPRS” — очищенное от гласных слово «Вечерня», что от названия духовной оратории Клаудио Монтеверди «Вечерня пресвятой Деве».

Монтеверди в современной аранжировке Фабрицио Кассоля исполняют сопрано и ансамбль музыкантов, использующих не только скрипку, флейту, контрабас, гитару, саксофон и ударные, но и экзотические инструменты — цинки, бузуки и сакбуты.

Спектакль Плателя — это размышления об обретении веры в жестких реалиях разобщенного мира. Это экспрессивный балет об остром психозе одиночества. Действо начинается сценой своеобразного «причастия»: высокий бритоголовый атлет с огромными усилиями остервенело пожирает каравай ржаного хлеба-плоти, как бы «тела Христова». Эта метафора первого шага навстречу духовного и телесного исцеления. По-феллиниевски колоритный калейдоскоп из десяти танцовщиков разных национальностей — своего рода паноптикум христианских грехов. Тут и гуттаперчевые акробаты, и универсальный танцовщик, брюнет в костюме и галстуке, мулат с пышной копной волос, танцовщица с ликом шоу-дивы в очках и уложенной на голове косой, пластичнейшие азиаты…

Танцевальный язык замешан на гипертрофированных движениях. Падения, неконтролируемые всплески эмоций, перемещения на руках, элементы брейк-данса, латины, вампучные штампы классики и «коленца» гопака Платель талантливо вплел в лексику современного танца. Через все эти «аномалии» он видит модель современного мира. Перекатывания по полу, взгромождения на пуанты, экстатические прыжки, рассекающие сцену, перетаскивания за руки по полу, акробатические копошения в мешке — все это полифонически разрозненно в арктическом холоде отчуждения белой горы, которая занимает весь задник сцены. Люди спускаются с горы, вползают в нее, как в нору или защитный кокон.

Человек обречен на одиночество. В попытке сближения одна пара исполняет любовный дуэт на руках вниз головой, а ноги при этом — в страстных прикосновениях будто органы чувств. Вязь рук азиатских танцовщиков — иная форма слияния. В сюрреалистический хаос танца абсурдно вклинивается вербальность: выкрики имен исторических личностей, известных артистов и даже лай и оммаж «одинокой какашке».

Музыка в спектакле как средство коммуникации между людьми. На инстинктивном уровне тела танцовщиков начинают вибрировать, вторя скрипке. Сильнее и сильнее. Апофеозом этой «вечерни смешанных кровей» становится сакральный акт коллективного экстаза. Словно загипнотизированные музыкой тела трепещут в странном вожделении. Этот порыв тактильности — инстинкт, позволяющий хоть на миг справиться с одиночеством.

У Плателя — это лишь терапия для восстановления сил, а настоящая жизнь — в нескончаемом поиске себя, другого, в саморазвитии. Изможденные бременем земных страстей паломники, помогая друг другу, взбираются на крутые склоны «волшебной горы». Густо свисающие с нее лоскуты белых одежд, словно известковые сталактиты Памуккале, — «пена дней» или скелет ускользающего времени. Эта гора властно манит людей, которые через тернии поднимаются вверх, словно возвращаясь к потерянному раю, к обретению веры.

15 Октября 2007

Источник:

Российская газета