En

Медиаторы в музее: зачем незнакомцы говорят с нами о современном искусстве

Медиаторы в музее: зачем незнакомцы говорят с нами о современном искусстве

До 28 октября в Музейном центре «Площадь Мира» вы можете увидеть выставку «Где я буду. Избранные произведения из коллекции Московского музея современного искусства». Кроме Малевича и Кандинского в музее вас будут ждать медиаторы — красноярские волонтеры, которые готовы поговорить с вами об увиденном. «Культура24» встретилась с координатором проекта «ASKme. Спроси меня об искусстве» Полиной Зотовой и узнала, зачем нужно разговаривать с незнакомцами в музее и чем медиаторы отличаются от экскурсоводов.

С чего начался проект «ASKme. Спроси меня об искусстве»?

Началось все четыре года назад, когда в честь пятнадцатилетия Московского музея современного искусства (далее — ММОМА) открылась тематическая экспозиция работ из коллекции. На этой выставке мы попытались попробовать новые форматы работы с посетителями — в подарок музею и самим себе. До этого в командировке в Нью-Йорке я увидела в зале Музея Гуггенхайма человека, который был готов ответить на любые вопросы о выставке, но при этом не был ни смотрителем, ни экскурсоводом.

Вернувшись с коллегами в Москву, мы стали размышлять, как подобный опыт можно применить. Мы решили, что помощники в музее пригодятся в дни бесплатного посещения. В это время к нам может прийти до пяти тысяч посетителей, и своими силами сделать поход в музей качественным для каждого из них практически невозможно. Эту задачу взяли на себя медиаторы — их много, и они работают по разным залам. С тех пор у нас прошло уже более 20 проектов с их участием.

Какое главное отличие медиаторов от экскурсоводов?

Экскурсоводы — это профессионалы, медиаторы могут даже не быть искусствоведами. Между ними и посетителями нет никакой дистанции, они ощущают себя наравне.

Этот формат подходит для любой выставки?

Мы не считаем его универсальным, например, он может не подходить для персональных выставок. Скажем, у нас была выставка Стефана Балкенхола — этот художник развивает один и тот же набор символов на протяжении всего своего творчества. Медиаторы обычно отвечают только за какую-то часть выставки, а эту мы не стали дробить по разделам.

На что вы обращали внимание, когда набирали медиаторов для выставки в Музейном центре?

Главное — желание человека. На первом онлайн-собеседовании я говорила каждому, что будет сложно. Просто прочитать несколько текстов, а потом их пересказать не получится. Предстоит сложная самостоятельная работа. Важно, чтобы весь материал о выставке и представленных там работах они пропустили через себя. Медиатор — это посредник, который переводит искусство через призму своего восприятия и в том числе может поделиться со зрителем своим собственным мнением.



Медиаторы в Москве и Красноярске отличаются друг от друга?

Очень сильно. В ММОМА практически все ребята — это люди с искусствоведческим, художественным или культурологическим образованием. Они воспринимают медиацию как дополнительный опыт для себя. Красноярские волонтеры имеют самые разные профессиональные интересы — от лингвистов до инженеров путей сообщения. При этом у меня было ощущение, что все они довольно творческие по складу характера люди, которым хочется разобраться в современном искусстве и вообще научиться чему-то новому.

Какие этапы были у их подготовки?

Это первая в практике музея дистанционная подготовка, поэтому она была довольно сложной. Я хотела быть уверенной, что красноярские медиаторы будут всесторонне развиты и не почувствуют себя покинутыми, когда мы уедем — ведь на живое общение с медиаторами у нас выделялось всего четыре дня.

Дистанционная подготовка продолжалась в течение месяца: я записывала видео о том, как мы готовимся к выставке, упаковываем работы, транспортируем, объясняла, в чем заключается суть работы куратора, координатора, реставратора, хранителя и других сотрудников музея. Я прочитала цикл лекций, в которых рассказывала историю искусства XX века. Также ребята писали самостоятельные работы — это своеобразная проверка их вовлеченности и ответственности. В первой им предстояло почувствовать себя в роли неподготовленного зрителя, взглянуть на репродукцию любого произведения с выставки и описать свои чувства. Дальше задачи усложнялись. Они придумывали, как рассказать о каком-то произведении разным категориям посетителей — детям, подросткам и людям пожилого возраста, как обратить внимание посетителей на детали, как сравнить совершенно разные на первый взгляд работы. Последний уровень подготовки — живое общение с разными экспертами. В итоге мы отобрали 24 волонтера, которые будут работать по выходным в две смены с 12 до 18 часов.

Важно ли медиаторам знать про все работы, представленные на выставке?

Медиаторы разделены на три группы, у каждой из них свой раздел выставки. За месяц нереально подготовить людей «с нуля» так, чтобы они разбирались во всем. К тому же, в задачи медиатора не входит полноценная экскурсия. Медиатор — это повод для разговора. Но при этом я знаю, что среди них есть те, которым интересна вся выставка, и они параллельно пытаются что-то учить и по другим разделам. Они готовятся к тому, что придет зритель, который захочет пройти с ними по всей экспозиции.

Как вы понимаете, что общение медиатора с посетителем выставки удалось?

Все индивидуально. У каждого из них своя собственная подача. Довольно трудно подстраиваться под всех посетителей. Чаще всего они находят для себя какую-то удобную модель поведения в зале: могут подходить сами или ждать пока кто-то к ним подойдет с вопросом. Самая главная их задача — заронить в человека мысль, дать ему возможность подумать, если к этой возможности он не пришел сам.

Книг и лекций про то, как ходить в музей и как смотреть на современное искусство — очень много. Есть ли у вас какие-то универсальные советы?

В статусе нашей группы по подготовке медиаторов стоит цитата Казимира Малевича: «Всегда требуют, чтобы искусство было понятно, но никогда не требуют от себя приспособить свою голову к пониманию». Мне кажется, любой зритель должен быть готов думать, когда он идет на выставку.

Современное искусство — это слом стереотипов. Оно может быть неожиданным, пугающим и даже вызывать отторжение. И тут важно, чтобы зритель преодолевал свои собственные барьеры. Заставлял себя думать и начинал задавать вопросы. Например, а зачем художник все-таки это сделал? Нужно быть открытым, когда вы идете в музей. Будьте готовы обсуждать увиденное сами с собой или с медиаторами в залах.

Кроме проекта «ASK.me» будут ли еще какие-то дополнительные форматы на выставке?

После того, как мы в музее начали развивать медиаторское направление, у нас появилось новая задача — работа с посетителями с инвалидностью. Мы хотели сделать эту работу действительно качественно с учетом всех особенностей восприятия разных людей. Мы привлекаем гидов, которые могут вести экскурсию на жестовом языке. В Красноярске мы тоже это сделаем — в четверг и в выходные. Также мы проведем несколько занятий для детей из школы-интерната номер девять.

Выставка «Где я буду. Избранные работы из коллекции Московского музея современного искусства» проходит в рамках фестиваля-школы современного искусства «Территория» при поддержке компании «Полюс».
14 Сентября 2018

Источник:

Информационный портал«КУЛЬТУРА 24»