En

Моцарт для мобильников?

В дни, когда ситуация вокруг премьеры оперы Леонида Десятникова «Дети Розенталя» предельно накалена, Мстислав Ростропович проводит первые репетиции оперы Сергея Прокофьева «Война и мир». На мой вопрос, хочет ли он посмотреть премьерный спектакль на новой сцене, он резко сказал «нет».

Мстислав Ростропович | Каждая религия имеет своего Бога — символ, идеал, к которому люди стремятся. Стремятся уподобить свою жизнь, свой характер этому идеалу — будь то Христос, Будда или Аллах. Наше вечное стремление — быть достойными тех, кому мы поклоняемся. Для меня Большой театр — тот же храм, где есть свои русские боги, Мусоргский, Чайковский, Прокофьев, Римский-Корсаков, Шостакович. Вот они, мои боги. И я им поклоняюсь. Приходя в Большой театр, я чувствую: их дух живет здесь… И делать из этих композиторов клонированных животных? Поселять их на вокзалах, как в опере Десятникова — Сорокина? Мне это не по душе, я не могу с этим согласиться. Потому что это те гениальные творцы, которым Большой театр обязан своим существованием и той красотой, которая из этого театра лучится к людям, как от солнца. А показывать, что эти лучи идут не столько из недр солнца, сколько из грязи, — мне кажется, это — ошибка. Нельзя опошлять. Нельзя, например, балет «Ромео и Джульетта» ставить так, будто Джульетта — девочка легкого поведения с базара или вокзала. Нельзя!

Российская газета | Но ведь искусство не стоит на месте. Идут поиски, новации неизбежны…

Ростропович | Безусловно.Но не будем баловаться именами гениальных композиторов. Это — не новация. Это — издевательство.

РГ | Говорят, что на «Дети Розенталя» повалит молодежь, которая уверена: Моцарт писал музыку для мобильных телефонов. Ведь по сюжету он один из всех клонов-композиторов остается в живых.

Ростропович | Это только докажет, что молодежь, которая попрет на этот спектакль, — дебильна и обладает пошлейшим вкусом. Вот и все! Я не знаю, почему в мобильных телефонах должны звучать мелодии Моцарта. Я считаю это хулиганством. А как же «авторские права» Моцарта и всех остальных, кого нещадно уродуют мобильными (дебильными!) звонками? А у них, у великих композиторов, спросили? Я так говорю, потому что скоро я их всех увижу. Да-да… И вот когда я их ТАМ встречу, они скажут мне: «Неужели ты не мог как-то повлиять, остановить эти издевательства над красотой, которую мы дали людям? » Вот звонит мобильник мелодией Моцарта или Чайковского (в безобразном тембре!), а потом тот, кого вызывают, кроет матом того, кто звонит. Великая мелодия его вызывает, а в ответ — мат! Ну как это может сочетаться? А если вернуться к премьере в Большом театре, не могу не сказать: как же это композитор Десятников сподвигнулся сочинить музыку для исполнения ее Моцартом или Чайковским? Или даже их «клонами»? Это цинизм и абсурд…

25 Марта 2005

Источник:

Российская газета