En

ОТДЕЛЯЯ ЗЕРНА ОТ ПЛЕВЕЛ [Обзор Фестиваля молодой драматургии-2003]

Завершил свою работу Десятый независимый фестиваль молодой драматургии («Любимовка»). Рулевыми фестиваля являлись Михаил Угаров, Елена Гремина и Ольга Михайлова.

Чем же порадовал нас ФМД-2003? Прежде всего количеством участников. Впечатляет и географический охват: Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Томск, Омск, Тамбов, Нижний Тагил, Тольятти, Красноярск и другие города России. Были гости из Украины, Беларуси, Эстонии, Грузии, Узбекистана, Германии, Великобритании. Презентации новых спектаклей, а также актерские читки пьес проходили в Театре.doc и подмосковном пансионате. Не по-западному, бесплатно. Пьес был целый вал. И среди них не встретились откровенно слабые работы, то есть зерна все-таки отделили от плевел.

Конечно, у каждого автора своя творческая планка, кто-то и не успел наработать профессионализма. Но ведь для большинства фестивальных драматургов это самое начало пути. О чем были пьесы? Обо всем. Можно долго выискивать главное направление, но определить объединяющее начало представленных работ, скорее всего, не удастся. Пьесы отличаются по стилю и направлениям. Хорошо это? Плохо ли? Безусловно, первое. Пьесы, конечно, о любви, одиночестве, внутреннем смятении, о личном и общественном, о правде жизни в конце концов.

Обратили на себя внимание новые работы тольяттинцев. Вячеслав и Михаил Дурненковы показали остроумный спектакль «Культурный слой», где люди и призраки переплетаются судьбами во времени и пространстве, и «Вычитание земли», в который органично интегрированы производственные действия и шаманское повеление стихиями. Вячеслав Дурненков представил также зажигательный по игре спектакль «Голубой вагон», где с веселым, но не передержанным стебом описываются вымышленные встречи и разговоры знаменитых детских писателей.

Запоминаются работы Елены Исаевой (Москва) «Третьеклассник Алеша» и особенно «Про мою маму и про меня». В первой пьесе женщина проживает жизнь под впечатлением юной привязанности к маленькому мальчику, ассоциируя с ним все необходимые настоящему мужчине качества. Во второй, судя по всему, очень автобиографичной, действуют дочь и мать. Причем их обоюдное доверие настолько велико, что так и подмывает по-хорошему поучаствовать не в своей судьбе.

Были также представлены одноактовки, входящие в большой проект Театра.doc под названием «Doc-шок»: задорная «Шокотерапия» (Михаил Дурненков) про человека, внутренняя природа которого — шоколадный батончик, философская пьеса «Вкус жизни» (Вадим Леванов, Тольятти) с наблюдениями о близости и противоположности горького вкуса водки и сладкого вкуса шоколада, а также задумчивая пьеса «Южный полюс» (Елена Нестерина, Москва). Последняя работа интересна еще и тем, что драматург — детский писатель — представил пьесу о роли негероев в жизни общества. Исходным материалом послужили дневники капитана Роберта Скотта, который руководил экспедицией к Южному полюсу, но не стал его первооткрывателем.

Многие участники выделяют работы «Вилы» Сергея Калужанова (тема наркотиков и человеческих слабостей, все написано на документальной основе), «Женские капризы» Валентины Шевяховой (про лесбийские всплески девушек), «Осеннее обострение» Жанны Королевой (молодежная история об одиночестве и комплексах).

Были многообещающие дебюты: москвичка Нина Беленицкая представила «Письма к тятеньке» — концентрированное чувство любви к покинувшему семью отцу, а Кира Малинина из Тольятти — философскую пьесу «Город 3.0», где среди действующих лиц есть не только люди, но и ночь, весна и даже присяжный заседатель Город.

Запоминается пьеса-колыбельная «Квилт» драматурга Сергея Щученко из Киева, построенная как исповедальный разговор матери со спящим маленьким сыном. Автор собирал исходный материал, общаясь с сотрудниками «Всеукраинской Сети людей, живущих с ВИЧ/СПИДом». Ярко и неординарно выглядит пьеса костромича Александра Павлова «Иван Ванин» — про неогамлета, разоблачающего строителей финансовой пирамиды, организованной по законам масонских лож.

Из иностранных участников приоритеты отданы пьесе Кэрил Черчилл «Количество», осмысливающей вероятные последствия клонирования для человечества. В память западает и другая пьеса — «Скользящая Люче» Лауры-Синтии Черняускайте (Вильнюс). Она тоже вбирает в себя вечные темы, содержит целый коллаж поэтических образов.

Особняком стоит пьеса-монолог екатеринбургского автора Александра Найденова «Вперед и с песней!». Главная героиня — инженер-геолог, актриса и поэт Лариса Порфирьевна Ратушная, проведшая много лет в тюрьмах ГУЛАГа. Пьеса о том, что меняются власти, политические курсы, проходит жизнь, а человек остается маленькой игрушкой в руках системы.

Фаворитом фестиваля стала пьеса-триптих Владимира Забалуева (Москва) и Алексея Зензинова (Кострома) под названием «Русь немецкая», создающая исторические мифы и подтверждающая тенденцию к художественному переосмыслению событий прошлого. Основные действующие лица: фельдмаршал фон Миних, подпоручик Мирович и революционер Ленин (они же - три клоуна: белый, черный, рыжий). Интересный факт — произведение написано верлибром, что особенно любопытно, когда узнаешь, что авторы работают друг с другом через Интернет. Это настоящая интеллектуальная игра, ориентированная на умного зрителя.

Кстати, «Русь немецкая» породила дискуссии на тему неадекватного понятийного аппарата, которым зачастую пользуется критика. Поэтому вполне возможно, что скоро будет предложен некий универсальный словник, отражающий и систематизирующий впечатления от театральной практики последнего времени через неологизмы и сленговые, но более точные термины.

Во время фестиваля продолжали развиваться англо-русские связи: театр Royal Court продолжал делиться опытом технологии вербатима. Отзывы участвовавших в них драматургов весьма позитивны и аргументируются не только удовольствием от диалога культур, но и необходимостью слома концептуальных штампов и модернизации техники письма. Для освежения чувства живого слова англичане отправляли желающих в народ, прямо на Страстной бульвар, а потом проверяли и анализировали выполненные задания. Вообще, широкое использование просторечной лексики и фразеологии, стремление экзотически расцветить язык, использование индивидуальных речевых портретов — мейнстрим новой волны в драматургии. 

Больше того, провести грань между художественным тестом, не подкрепленным документальными посылками, и текстом с абсолютно дословной (вербатимной) подкладкой все труднее.

Конечно, истину пока не нашли, процесс продолжается, а драматургия балансирует меж художественным и дословным. И дай-то Бог сохраняться гармонии!

3 Июля 2003

Источник:

Культура