En

Первая ласточка Второй биеннале

Через месяц с хвостиком, 1 марта, открывается Вторая Московская биеннале современного искусства. Основной проект разбит на пять частей, связанных меж собой разве что расплывчатой темой «ПРИМЕЧАНИЯ: геополитика, рынки, амнезия».

Помимо этого, естественно, будут специальные гости со своими выставками: Даррен Алмонд, Пипилотти Рист, Джеф Уолл, Вали Экспорт, Роберт Уилсон (театралы обрадуются – уилсоновская сценография прошлогодней постановки «Мадам Баттерфляй» в Большом оказалась выше всяких похвал), Люк Панкрацци, Комар и Меламид, а также вроде бы и Йоко Оно, которую мы ждали-ждали в декабре к открытию выставки рисунков Джона Леннона, но не дождались ни выставки, ни собственно Йоко. Может, на этот раз повезет.

Ну а пока суть да дело, первую ласточку нашей Второй биеннале – кураторский проект Олега Кулика «Верю» – запускают на площадке «Винзавод» близ Курского вокзала.

Кулик, как мы помним, сильно удивил московскую публику своим октябрьским перфомансом в рамках фестиваля «Территория»: удивил спокойствием, благообразностью и нежеланием эпатировать публику. А еще он тогда сказал, что уже целый год ничего не делает как художник, а готовит тот самый проект художественного оптимизма «ВЕРЮ». Дождались, стало быть.

Список участников ого-го какой: с полсотни имен, причем в представлении не нуждающихся. От Браткова до Салаховой, от «Африки» до «Синих носов», от Монастырского до Дубосарского с Виноградовым – сплошь звезды. Причем они еще успели много раз повстречаться вместе и поучаствовать в философских беседах на тему «кто же такой художник».

Но вот с концепцией как-то сложно. Она вывешена на сайте проекта: «Настало время взглянуть на человека и мир вокруг не через призму очередной модной философии, но принципиально новым для современного искусства взглядом человека, верящего в жизнь во всех ее проявлениях. Исходной точкой для высказывания Художника должна стать его личная Вера. Во что? В проекте речь не пойдет о религиозных догмах. В центре его – не человек верующий, уже знающий истину, но человек еще сомневающийся, ищущий ее. В центре его – то чувство содрогания перед таинством жизни, которое сродни религиозному откровению».

Там еще много красивых слов, но общий смысл – по крайней мере, если исходить из текста, сводится к тому, что художникам ужасно не хочется расставаться с ролью мини-демиургов, а хочется, чтобы из мягкого и неосознанного нечто родилось что-то, претендующее на высшую истину.

Правда, есть все основания полагать, что Кулик просто немножко перемудрил. Уровень выставки явно должен быть очень высоким, а за высшей истиной на винзавод в конце концов не ходят.

26 Января 2007

Источник:

Независимая газета