En

Подземные пути авангарда и песенка о Моцарте

Новое амплуа
Дирижер Теодор Курентзис принял участие вместе с поэтом Димитрисом Яламасом и переводчиком Анной Орешниковой в сочинении либретто «Станции» Алексея Сюмака.

Организационный метод, которым руководствуется фестиваль «Территория», можно было бы сформулировать так: «Запланируем всего побольше, тогда хоть что-нибудь состоится». По ходу фестиваля мы остались без постановки оперы Леонида Десятникова «Бедная Лиза», по ходу Реквиема Моцарта — без двух его частей, специально заказанных современным композиторам. Идея была красивая: отказаться от тех частей, что записал после смерти Моцарта его ближайший ученик Зюсмайр, и сочинить новые. Но проект оказался к премьере не готов: в результате в неполный Реквием Моцарта — Зюсмайра были белыми нитками вшиты два опуса, сами по себе очень привлекательные. Sanctus Владимира Николаева, праздничный и слишком короткий, запомнился сочетанием простых и сложных аккордов, Benedictus Сергея Загния — изысканной в своей статике игрой ладов. Оба вкрапления в Реквием выглядели случайными, но Загний таки сумел провернуть свою идею, сочинив «Осанну» Моцарту на собственный, отнюдь не латинский текст. Хор спел прелестную мелодию в манере духовного стиха, а простодушный текст повествовал о Моцарте, черном человеке и том самом Реквиеме, который, как верят в народе, Моцарт сочинял самому себе.

Загний и Николаев — ветераны композиторской альтернативы 80-90-х. Курентзису удалось вернуть на концертную сцену и давно замолчавшего лидера этого движения Антона Батагова. Его 50-минутная, последовательно систематично написанная композиция «Человек, который стал радугой» была адресована слушателю, заведомо готовому к длительной медитации. С Батаговым контрастировал лидер нынешний: петербуржец Борис Филановский, один из исполнителей собственного эпатажного перформанса «Нормальное» на текст Владимира Сорокина.

Другому представителю новой волны авангарда — Алексею Сюмаку была заказана целая «опера»: «Станцию» сыграли в промозглых подземельях Винзавода, гуськом водя публику из зала в зал. Намеренная лоскутность стиля (от авангарда до ритуальных песнопений), сочетание музыкантов и певцов с актерами, танцорами и гимнастками, броская и грубая режиссура Кирилла Серебренникова пошли замыслу на пользу. Лирической кульминацией стал диалог Его и Ее, разделенных стеной и общавшихся по видео. Похожими средствами была решена и сценическая кантата Андреаса Мустукиса «Богини из машины», но ее испортила спекулятивная актуализация (кадры войны на Кавказе). Героями же музыкальной программы в целом, как всегда, остались новосибирский хор и оркестр под управлением Курентзиса.

13 Октября 2008

Источник:

Ведомости