En

ШОУ ДОЛЖНО ПРОДОЛЖАТЬСЯ. 12 октября в Москве начинается XIII фестиваль-школа «Территория»

Как всегда, только актуальное искусство: звёзд дополняют новые (для России) имена. Спектакли, которые играют в привычных зрительных залах, идут рядом с экспериментальными работами, обживающими музеи современного искусства. Отдельный пласт – образовательная программа: не просто так «Территория»зовётся фестивалем-школой.


Радоваться в полную силу мешает известный факт: до сих пор, как и год назад, когда я начинал текст ровно той же фразой («12 октября в Москве...»), под домашним арестом находится один из основателей и художественных руководителей «Территории», Кирилл Серебренников. Ему и всей административной команде проекта «Платформа» – самого бурного и яркого события в театральной Москве начала 2010-х – предъявлены обвинения в хищении бюджетных средств. Очевидная абсурдность обвинений не помешала карательным органам изолировать Серебренникова – и это вызывает уйму неприятных чувств, от растерянности и бессилия перед чисто кафкианской российской былью до раздражения и желания послать подальше всё местное искусство, прогрессивные деятели которого не способны отстоять справедливость в отношении коллеги.

Выход один – брать пример с самого Серебренникова, великого режиссера и великого человека, который не отчаивается, не озлобляется и на все удары отвечает стоическим трудом – даже в нынешних условиях.

Моя работа – рассказывать обо всём интересном, что происходит в искусстве; поэтому сейчас – о «Территории»; жизнь кончается не завтра; в истории остаются те, кто делает такие фестивали и те, кто на них приезжает; это тоже факт.

Три абсолютных хедлайнера – Тимофей Кулябин, Роберт Уилсон и Ян Фабр. Кулябин привозит свежайшую постановку новосибирского «Красного Факела» «Дети солнца».


Уилсон – версию «Лекции о ничто» Джона Кейджа; в сравнении с минималистской и медитативной «Лекцией...» Дмитрия Волкострелова, этот спектакль при всей камерности состава (только сам Уилсон и его ассистент) впечатляет барочной пышностью, эффектно соперничающей с буддистской углублённостью первоисточника.


Фабр показывает работу 2003-го года «Ангел смерти», построенную как экспрессивный диалог между театром и видеоинсталляцией: в фильме, проецирующемся на несколько экранов, великий хореограф Уильям Форсайт среди экспонатов музея анатомии исполняет (и голосом, и телом) монолог, написанный Фабром. На камерной сцене, замкнутой квадратом экранов, актриса фабровской компании Troubleyn Ивана Йозич «отвечает» Форсайту изощренным пластическим перформансом; это и элементарно, и невозможно описать – можно только пережить.


Да, «Территория» не ограничивается только гастролями «Ангела смерти»: превью фестиваля станет презентация книги Фабра «Я – ошибка», назначенная уже на 10 октября, а 13-го в кинотеатре «Октябрь» покажут документальный фильм Surrender, снятый во время работы над 24-часовой «Горой Олимп».

Билеты на Кулябина и Фабра без особой рекламы разошлись в считанные часы, что понятно. Но не стоит замыкаться только на знакомых, проверенных именах: цель любого настоящего фестиваля – открывать новое. Хофеш Шехтер – британский хореограф израильского происхождения, один из тех, кто делает современный танец интересным не только узкому кругу профессионалов. «Территорию» открывает его трёхактное Show – зрелище, которое не укладывается в рамки шоу или танцевального перформанса:

страстная, не чурающаяся клоунады и гротеска пластическая фреска, яростный театр, лаконичный по времени – всего час, но в интенсивности превосходящий десятки других (и танцевальных, и «прозаических») постановок.


Участники XIII «Территории» отличаются контрастной продолжительностью: на фестивале почти нет спектаклей привычной двух-трёхчасовой продолжительности (кажется, только Максим Горький в версии Тимофея Кулябина близок к этому формату);

либо – острые, лаконичные высказывания в пределах 60 минут, либо – эпосы, требующие многих часов, а то и дней внимания.

По часу понадобится на каждый из проектов «Территории», играющихся не в театре, а в музее – ММСИ на Гоголевском бульваре. «Вист» (Whist) приписан британской танцевальной компании «АФЕ», основанной французом Эстебаном Фурми и японцем Аой Накамурой. Однако это не dance, а vr-спектакль: виртуальное путешествие, в которое отправляется надевший шлем зритель, дополняется материальными объектами.


«Музей вымысла. Империя» – первая часть проекта, придуманного испанцем Матиасом Умпьерресом, учеником Робера Лепажа, многоканальная видеоинсталляция по мотивам шекспировского «Макбета». Среди исполнителей есть звёзды испанского кино двух поколений Анхела Молина и Елена Анайа. Снялся в «Империи» и сам Лепаж – «в роли» леди Макбет?


Николь Сайлер – швейцарский хореограф и видеартист; её «Домашние танцы», пожалуй, даже необычнее музейных экспериментов «Территории»: видеоинсталляция в Новом Пространстве Театре Наций должна стать кодой прогулки, во время которой участникам предстоит вглядеться в ночные московские окна – где будут танцевать.


«Сияние» – кабаре, затеянное режиссером Филиппом Григорьяном и актрисой Алисой Хазановой по песням Егора Летова и Янки Дягилевой;

приключения Алисы в безумной стране чудес, где сибирский панк поют в аранжировке Игоря Вдовина, в богато декорированном антураже, с кроликом-аккомпаниатором за фоно, заимствованном из декадентских салонов.

Сабуро Тэсигавара и Рихоко Сато уместили в один танцевальный час всю неподъёмную вагнеровскую love story: «Тристан и Изольда» театральной компании KARAS – самая аскетичная, графически выверенная, эстетски монохромная версия мифа.

Оливье Дюбуа с танцевальным моноспектаклем «Моё тело выходит на свет дня» формулирует одну из генеральных линий «Территории» (и всего современного театра):

человеческое тело и исповедальность на грани эксгибиционизма.

Американец Таддеуш Филлипс тоже приезжает с моноспектаклем – только драматическим, отчасти напоминающим stand up перформансом «17 пересечений границы». Собственно, содержание изложено в названии: Филлипс претворяет в остроумные скетчи сосбтвенный опыт путешествий, нневозможный без столкновения с паспортыми контролями и досмотрами служб безопасности. Ну а от stand up’а эти «Пересечения» отличает изобретательность в использовании театральных приёмов: тут не Comedy Club, а магия, рождающаяся буквально из ничего.


Филипп Декуфле и его «Новые короткие пьесы» закрывают «Территорию». Я бы назвал Декуфле хореографом, если бы он не восставал против такого определения; сам он считает свои спектакли гибридом движения, театральных спецэффектов и кино.

Иллюзионист он не в меньшей степени, чем хореограф,

ну а «Новые короткие пьесы» он составил из коротких самостоятельных фрагментов по аналогии с рок-альбомом – пусть музыка в спектакле звучит совсем иная. Французская компания Декуфле DCA в Москве обживет неожиданную площадку – театр «Русская песня» на Олимпийском проспекте. Возможно, не случайно: в костюмах однй из «пьес» слышится что-то и от русского авангарда, и от хохломы.


Теперь – об исполинах «Территории».

«Красное колесо» – результат лаборатории, инициированной Евгением Мироновым и Романом Должанским и проведенной под кураторством Талгата Баталова; проект чуть устпает «Горе Олимп» в продолжительности – начинается в час дня, заканчивается в районе десяти вечера. Впрочем, многотомное историческое исследование Алексанлра Солженицына, на котором основан этот проект, можно инсценировать в течение многих суток:

материала, который до сих пор кровоточит и не позволяет инсценировать себя с холодным носом, хватит.

И у «театрального сериала» Баталова и Ко ещё будет продолжение.


«Атласный башмачок» – следующий по продолжительности хит «Территории»: видеоверсия спектакля (1987) Антуана Витеза по Полю Клоделю занимает 12 часов с тремя антрактами. С одной стороны, странно призывать идти в кино, когда вокруг столько живых представлений. С другой,

«Атласный башмачок» – легенда, которую иначе никак не увидеть;

стоит задуматься, чему отдать предпочтение.

«Орфические игры. Панк-макраме» – мега-проект Бориса Юхананова и его учеников из Мастерской Индивидуальной Режиссуры; этот спектакль Электротеатра СТАНИСЛАВСКИЙдлится шесть дней – по две части каждый день, днём и вечером.

У меня дыхание перехватывает от одной мысли о таком марафоне, размыкающем пространство мифа об Орфее;

собираюсь одолеть его целиком, о последствиях непременно сообщу здесь. 

9 Октября 2018

Источник:

Cool connections, Вадим Рутковский