En

Шоу предоставляется

В московском театре «Практика» состоялась премьера спектакля «Небожители» по пьесе драматурга-дебютанта Игоря Симонова в постановке Руслана Маликова. Зрители, в том числе и РОМАН Ъ-ДОЛЖАНСКИЙ, приобщаются к жизни олигархов, моделей, телеведущих и чиновников президентской администрации. 
История проекта достойна краткого изложения. Игорь Симонов — дебютант, а театры, подобные «Практике», созданы как раз для того, чтобы разыскивать новых интересных авторов и их живое слово превращать в театральное дело. Тут как раз ничего особенного нет. На поклоны после спектакля, однако, вышел человек, в котором ни за что не опознать автора «новой драмы»: мягкий, не первой молодости, благообразный и, судя по всему, весьма благополучный, в этой жизни, что называется, состоявшийся. Да и не живут уже, наверное, другие рядом с расположенной в тихом центральном переулке «Практикой». А Игорь Симонов (как выяснилось, он топ-менеджер крупной международной компании) живет аккурат напротив. Походил он, как сам признается, в соседний театр, посмотрел спектакли, они ему понравились. И вот дебютант решил попытать счастья и принес худруку Эдуарду Боякову свою пьесу «Небожители».
В пьесе действуют персонажи, взятые автором не столько из повседневной жизни, сколько из медиапространства. «Небожители» — это популярная телевизионная передача, в которой трое молодых ведущих с пристрастием допрашивают какую-нибудь знаменитость. На сей раз к ним должен пожаловать суперолигарх Леонид Цейтлин, глава крупнейшей в России нефтяной компании, готовящийся заключить некое судьбоносное соглашение с западными партнерами. Биография его — нечто среднеолигархическое: в перестройку эмигрировал в Израиль, там перебивался мельчайшим бизнесом, потом вернулся в Россию, оказался в нужное время в нужном месте и с нужными людьми, участвовал во всяких сомнительных делах, но вышел сухим из воды и теперь входит в число самых богатых людей страны.
Собственно ток-шоу — последняя сцена пьесы. А большую часть сценического времени нам показывают события, передаче предшествующие. Каждая из трех девушек накануне объясняется с мужчинами: одна из них, самая молоденькая и хищная, бросает своего бойфренда в поисках более «куршевелистого» партнера, вторую бросает сам бойфренд, поскольку ему стало скучно с любовницей, у третьей проблемы на работе из-за того, что путается с каким-то бандитом. Но все эти женские проблемы — сущие цветочки по сравнению с тем, что приходится пережить миллиардеру Цейтлину. Во-первых, на него готовится покушение. А во-вторых, его выдавливают из бизнеса — является чин из президентской администрации и ставит условие: контракт с иностранцами не заключать, свою долю бизнеса продать, из страны слинять, а иначе, мол, сам знаешь. Мелькнувший в их разговоре «Ходор» служит словно бы кодовым словом.
Пьеса написана человеком, миру власти, больших денег и сопутствующих им соблазнов, наверное, не чуждым. Любопытно, однако, что какой-нибудь другой человек, этому миру чуждый, написал бы ее, скорее всего, точно так же. В «Небожителях» дан моментальный слепок текущего момента истории: утром в газете (правда, уже не в каждой газете) — вечером на сцене. Написана пьеса живо, бойко, но при этом вполне гладко, предсказуемо, без провокаций, неожиданных ходов или попыток действительно проникнуть в психологию современников.
Режиссер Руслан Маликов, известный своими опытами на ниве документального театра, справедливо посчитал, что мужские харктеры в пьесе менее значимы, чем женские. Поэтому всех визави героинь и президентского посланца играет один актер, Сергей Юшкевич — играет аккуратно и точно, не злоупотребляя мгновенными превращениями из одного персонажа в другого. Мужскую витальность и обаяние олигарха Цейтлина без труда обрисовал Андрей Смоляков: для него такие роли играть все равно что семечки щелкать. Ирина Брагина, Ольга Тенякова и Ольга Гулевич в своих ролях тоже не «зазерняются»: играть девушек в одно касание — то, что надо. А то прикоснешься еще раз или повернешь вполоборота, тут-то все и посыплется.
Диалоги героев прослоены инсценированными телероликами, рекламирующими приближающееся телешоу. То, что никакой «художественной образности» в спектакль не привнесено, можно записать режиссеру в похвалы, а не в упреки: господин Маликов не взял на себя лишнего. Что еще в плюс? То, что работали в «Практике» над пьесой Игоря Симонова, судя по всему, с редким увлечением: в программке все участнии проекта получили возможность поразмышлять о времени и о себе, так, будто как минимум над Шекспиром мучались. Другое дело, что все мотивы и темы спектакля настолько очевидно «надуты» сегодняшними ветрами из медиапространства, что и ощущения специфического театрального произведения от «Небожителей» не остается. Вроде как сходил в театр, а театра никакого не было. Учитывая, что театр сегодня по преимуществу плох, запишем это тоже в плюс. Условно.
5 Февраля 2007

Источник:

Коммерсантъ