En

Современные композиторы пристроились к Моцарту

Дирижер Теодор Курентзис и его Musica Aeterna Ensemble представили на фестивале «Территория» программу «Музыка без границ» с премьерами сочинений современных композиторов. В Центре Павла Слободкина на Старом Арбате в новую музыку вслушивался ВЛАДИМИР Ъ-РАННЕВ.

Уже второй год Теодор Курентзис заказывает музыку современным композиторам к фестивалю «Территория». Чему композиторы несказанно рады, ибо заказ от маэстро такого уровня — большая редкость в новой академической музыке. Еще большая редкость в этом деле — аншлаги, которые гарантированы просвещенными обожателями господина Курентзиса, одного из лучших сегодня дирижеров в России. 

В этот раз маэстро пригласил шесть российских композиторов, двое из которых — петербуржец Борис Филановский и москвич Антон Батагов — составили из своих опусов программу первого отделения. Четырем остальным Теодор Курентзис предложил поучаствовать в рискованной затее — дописать «Реквием» Моцарта, который, как известно, тот успел закончить лишь наполовину.

Пьеса Бориса Филановского «Нормальное» на тексты Владимира Сорокина из романа «Норма» — это жесткая по языку и истовая в своем абсурдистском безумии музыка. Фирменное сорокинское слогоплетение попадает тут в мясорубку колото-резаных звуков ансамбля и экстремального вокала солиста, в роли которого выступил сам композитор. Сарказм, свойственный текстам Сорокина, разбогател на этой музыке соответствующим акустическим воплощением.

Контрастом к этому сочинению прозвучала пьеса «Человек, который стал радугой» Антона Батагова. Этот некогда очень активный композитор на некоторое время отошел от дел и последние годы посвятил буддийским духовным практикам. Его новая пьеса — из разряда обычных для европейцев «путешествий в страну Востока». Но в отличие от Германа Гессе или Джачинто Шелси, путешествие у Антона Батагова получилось не более чем туристическое. Композитор эксплуатирует некоторые музыкальные элементы буддийских служб — долгие протяжные звуки на одной ноте, удары в гонги, тамтамы и барабаны. Но работает он с экзотикой так же, как эстрадные фольклорные коллективы с народным первоисточником. Если там квасной китч, то у Антона Батагова — медитативный. Долго, нестерпимо долго тянутся ноты, и композитор хочет нас убедить, что за этой многозначительной скудостью прячутся какие-то духовные тайны.

После антракта Musica Aeterna Ensemble хор The New Siberian Singers и четыре солиста приступили к моцартовскому «Реквиему». С первого до последнего звука этот замыленный сотнями посредственных исполнений Реквием прозвучал как откровение. К сожалению, идея Теодора Курентзиса восполнить недостающие части «Реквиема» музыкой современных композиторов состоялась лишь отчасти. Два из четырех заказанных сочинений по техническим причинам так и не прозвучали.

В этот вечер в диалог с Моцартом вступили лишь композиторы Владимир Николаев и Сергей Загний. Они подошли к делу очень деликатно, отказались от перебранок с Вольфгангом Амадеем и как бы пристроились к нему. Получилась очень милая беседа трех коллег, в которой «призрачность границ между музыкальными эпохами», как значилось в программке, была экспериментальным путем доказана. Жаль только, что переход через эту призрачную границу возможен лишь в одну сторону. Многое можно было бы дать за возможность услышать, как бы Моцарт дописал какое-нибудь из незаконченных сочинений XX века.

14 Октября 2008

Источник:

Коммерсант