En

Территория.Сахалин: спектакль "Не про это"

А Вы 

ноктюрн сыграть

могли бы

на флейте водосточных труб?

Маяковский. Какие только определения не лезут в голову, когда слышишь его имя... Поэт-трибун и поэт-оратор, футурист и эгоист, революционер и художник, и, наконец, лирик, человек с тонкой, надломленной суровой действительностью душой. Разноликий и многоголосый, скандальный "горлан и оратор" и в то же время страдающий, жаждущий любви и заботы человек-одиночка.

Именно таким разносторонним, буквально разрывающимся на сотни осколков сознания, порой неожиданно для самого себя, предстал передо мной Владимир Владимирович Маяковский вчера на сцене Сахалинского театра кукол. На суд островного зрителя здесь был представлена деконструкция текстов поэта в спектакле "Не про это", продемонстрированного в рамках программы фестиваля-школы современного искусства "Территория. Сахалин".

В основу работы легли стихи Маяковского, письма к возлюбленной - Лиле Брик, отрывки дневниковых записей, рапорт следователя, статьи из газет первой половины 20 века. Фоном действа стала февральская революция 1917 года. Шум, крики, хаос творится вокруг, и поселился он не только на  улицах Петрограда, он прочно засел в души народа: идущие под лозунгами и красным знаменем вперед зачастую не понимают смысла своей борьбы, но продолжают двигаться по заданному пути.

Спектакль не имеет сюжета. Это несколько текстов Маяковского, как лирических, будто взятых из личной переписки, так и плакатных, подобно тем, что писали на окнах РОСТА, сначала разрозненные на мелкие детали, а затем собранные воедино в другом порядке. Вот так Маяковский приобрел новое звучание и вновь доказал актуальность своей поэзии, даже более восьмидесяти лет спустя после смерти. 

Стихи то и дело прерываются звучанием еще более современного панк-рока, игрой света и тени, криками и танцем. Такими были футуристы: нарочито пафосные, яркие, шумные, анархические бунтари. Перед зрителем возникает визуальное отображение уличной психологии.

Это один из немногих спектаклей, в котором в первую очередь меня привлекла речь актеров, ее звучание. Четкая мелодия каждой фразы, мастерство выверенных интонаций, апогеем которых стало одновременное прочтенение трех разных текстов об отношениях с Лилей Брик. Хоть и носит спектакль название "Не про это", наводящее зрителя на мысль, что в этой работе не будет слов о любви, что не встретит он здесь драматизма отношений и чувственности переживаний. Хоть и кажется образ Маяковского громадным маяком современной литературы, прочным и нерушимым. А все же чувства выходят на первый план, и, кажется, что ты уже не просто на спектакле, а вдруг оказался перед иконой-триптихом, демонстрирующим поклонение этому чувству в трех его ипостасях: ожидании, желании и мучении. И слышим мы уже не "Нате!" или "Вам", а "Лиличку"от одинокого и измученного жизнью поэта:

Все равно

любовь моя - тяжкая гиря

ведь - висит на тебе,

куда ни бежала б.

Дай в последнем крике

выреветь горечь

обиженных жалоб.

Пластика движений в их минимализме, то полное отсутствие пауз, не дающих возможности поразмыслить над увиденным прямо здесь и сейчас, то нарочитое замирание... Музы и поэт в толстовках... Что-то есененское в запахе дешевого вина, разлетающегося по залу, что-то от булгаковской Маргариты в туфлях полных крови, в которых вынуждена дефилировать Муза по помосту...

Интересная форма, нестандартный подход, но мне не хватило стихов Маяковского. Узнала ли я об этом человеке что-то новое из спектакля - увы, нет. Спектакль чем-то напомнил эскиз работы, прекраснейшней работы, но еще продолжающейся. Стоящий спектакль, но ждала большей глубины от постановки, признаюсь честно. 

"Не про это" - спектакль о жизни и творчестве, о непонимании и любви, о сложной судьбе личности, что не желает вливаться в серые массы и готова наступить себе самой на горло во имя собственной идеи.


9 Декабря 2018

Источник:

АСТВ