En

Трудно быть магом

Для фестиваля «Территория», нацелившегося объять необъятное в искусстве и заодно совершить арт-революцию, Теодор Курентзис как куратор музыкальной программы — самая подходящая кандидатура. В отрицании мейнстрима он близок прочим идеологам фестиваля, позиционирует себя как реформатор, миссионер, пацифист, наставник и даже чародей («чтобы в музыке была магия, надо быть магом»). Однако непросто взваливать на себя столько великих ролей разом и при этом стараться быть музыкантом-универсалом.

В католическом костеле с хоровым ансамблем “New Siberian Singers” он преподнес в виде действа со свечами духовную музыку от Хильдегарды Бингенской (Х в.) до грека Михалиса Адамиса, почтившего исполнение своим присутствием. Удачно контрастировала молитвенным песнопениям светская ренессансная музыка в исполнении “Musica Aeterna Ensemble”, но сей предмет (равно как и архаические инструменты) музыкантами и маэстро еще не вполне освоен.

Другое дело — мастер-класс в Школе драматического искусства, где на примере Хорового концерта Шнитке Курентзис объяснял, что такое дирижер: «Не начальник с палкой, а мысль, соединенная с „аппаратом“». Правда, и у гуру порой слово расходится с делом: культивируемая «инерция» (движение) теряется, а порицаемый эффектный жест процветает. Там же произошло большое событие — цикл «Послания покойной Р. В. Трусовой» Дьёрдя Куртага в феноменальном исполнении Натальи Загоринской (любимой певицы самого автора), “Musica Aeterna Ensemble” и дирижера Андрея Данилова, протеже Курентзиса (последний тоже участвовал в работе).

Маэстро видит себя и жрецом («музыка — искусство ритуальное»), причем способным обслуживать все возможные ритуалы кряду. К закрытию фестиваля он готовил российскую премьеру «Мистерии о конце времени» Карла Орфа. Кирилл Серебренников и команда облачили ее в одежды перформанса. Сочинение не имело счастливой исполнительской судьбы, и не случайно: оно может быть спасено харизмой такого же искателя «гармонии мира», каким был Орф (собравший в оркестр инструменты со всего света и заставивший звучать вместе разные языки), и адекватным ей сценическим решением. В виде Курентзиса Орф нашел единомышленника. Но визуальный ряд похоронил титаническую работу музыкантов, явив собою союз примитивизма и прямолинейности, связывающий апокалипсические образы с политическими катаклизмами и войнами (до современного терроризма, правда, почему-то не дошло) и превращающий Люцифера в жалкого трансвестита.

19 Октября 2007

Источник:

Московские новости